Жила-была коза, сделала себе в лесу избушку и нарожала деток. 

Часто уходила коза в бор искать корму. Как только уйдет, козлятки запрут за нею избушку, а сами никуда не выходят. 

Воротится коза, постучится в дверь и запоет: — Козлятушки, детушки, Отопритеся, отомкнитеся. 

Ваша мать пришла, Молока принесла; Бежит молочко по вымечку, Из вымечка на копытечко, С копытечка на сыру землю! Козлятки тотчас отопрут двери и впустят мать. 

Она покормит их и опять уйдет в бор, а козлятки запрутся крепко-накрепко. 

Волк все это и подслушал. 

Выждал время, и только коза в бор, он подошел к избушке и закричал своим толстым голосом: — Козлятушки, детушки, Отопритеся, отомкнитеся. 

Ваша мать пришла, Молока принесла... А козлятки отвечают: — Слышим, слышим — не матушкин голосок! Наша матушка поет тонким голоском. 

Волк ушел и спрятался. Вот приходит коза и стучится: — Козлятушки, детушки, Отопритеся, отомкнитеся. 

Ваша мать пришла, Молока принесла; Бежит молочко по вымечку, Из вымечка на копытечко, С копытечка на сыру землю. 

Козлятки впустили мать и рассказали ей, как приходил к ним бирюк и хотел их поесть. 

Коза накормила их и, уходя в бор, строго-настрого наказала: коли придет кто к избушке и станет просить толстым голосом, того ни за что не впускать в двери. 

Только что ушла коза, волк прибежал к избе, постучался и начал причитывать тоненьким голоском: — Козлятушки, детушки, Отопритеся, отомкнитеся. 

Ваша мать пришла, Молока принесла; Бежит молочко по вымечку, Из вымечка на копытечко, С копытечка на сыру землю. Козлятки не признали волчьего голоса и отперли двери. 

Волк вбежал в избу, разинул свою широкую пасть и бросился на бедняжек; что ни схватит, то проглотит — всех поел. 

Уцелел только один козленочек, и тот в печь забился. 

Приходит коза. 

Сколько ни причитывала — никто ей не отзывается. 

Подошла поближе к дверям и видит, что они отворены; в избу — а там все пусто. 

Заглянула в печь и нашла одного козленочка. 

Как узнала коза о своей беде, села она на лавку, начала горько плакать и причитывать: — Ох вы детушки мои, козлятушки! 

На что отпиралися-отворялися, злому волку доставалися? 

Услышал это волк, входит в избушку и говорит козе: — Эх, кума, кума! Что ты на меня грешишь! 

Неужели-таки я сделаю это! 

Пойдем-ка в лес погуляем. 

— Нет, кум, не до гулянья! 

— Пойдем!

 — уговаривал волк. 

Пошли они в лес, нашли яму, а в той яме разбойники кашицу недавно варили, и оставалось в ней еще довольно горячих угольев. Коза говорит волку: 

— Кум! 

Давай попробуем, кто перепрыгнет через эту яму. 

Стали прыгать. 

Волк прыгнул и ввалился в горячую яму; брюхо у него от огня лопнуло, и козлята выбежали оттуда да прыг к матери. 

И стали они жить-поживать, ума наживать, а лиха избывать.