Наступил сентябрь. Уже не так стало жечь солнце, дни стали заметно короче, ночи — длиннее, и все чаще стали лить дожди. Поле совсем опустело, и ветер гулял в нем на просторе. Потом однажды вечером ветер улегся, тучи разошлись с неба. Утром синичка Зинька не узнала поля. Все оно было в серебре, и тонкие серебряные ниточки плыли над ним по воздуху. Одна такая ниточка, с крошечным шариком на конце, опустилась на куст рядом с Зинькой. Шарик оказался паучком. Синичка клюнула его и проглотила. Очень вкусно! Только нос весь в паутине. А серебряные нити-паутинки тихонько плыли над полем, опускались на землю, на кусты, на лес. Молодые паучки рассеялись так по всей земле. Паучки покидали свою летательную паутинку. Они отыскивали себе щелочку в коре или норку в земле и прятались в нее до весны.

В лесу уже начал желтеть, краснеть, буреть лист. Уже птичьи выводки собирались в стаи. Кочевали все шире по лесу, готовились к отлету. То и дело откуда-то неожиданно появлялись стаи совсем незнакомых Зиньке птиц: долгоногих пестрых куликов, невиданных уток. Они останавливались на речке, на болотах. День покормятся, отдохнут, а ночью летят дальше.

Однажды Зинька повстречала в кустах среди поля веселую стайку синиц. Стайка перелетала полем из леска в лесок. Не успела Зинька познакомиться с ними, как из-под кустов с шумом и криком взлетел большой выводок полевых куропаток. Когда Зинька опомнилась, около нее никого не было: ни куропаток, ни синиц.